Вернуть политическую субъектность Украины в международных вопросах можно только после консолидации собственного политического класса

После парламентских выборов 5 апреля 2009 года в Республике Молдова формируется новое политическое пространство, которое характеризуется повышенными рисками для внутриполитической стабильности в РМ. События 7-9 апреля (массовые акции Кишиневе), показали, что в соседней стране существует мощная протестная среда, которая не желает идти на компромиссы с правящей партией и большей мерой сориентирована на интеграцию Молдовы с Румынией. 
Это не может не волновать Украину, которая имеет собственные интересы в Молдове (в частности в Приднестровском регионе) и находится в конкурентных отношениях с Румынией. 
Румынские эксперты не скрывают, что политика «поглощения Молдовы» — это долгоиграющая перспектива, краеугольным камнем которой является формирование румынского культурного пространства под лозунгом «одна нация – два государства» в единой Европе, куда будут входить самая Румыния, правобережная Молдова (Бессарабия) (второе румынское государство), а также, возможно, часть Одесской и Черновицкой областей, где компактно проживают «румыны». 
Следует заметить, что вступление Румынии к ЕС, вопреки ожиданиям многих экспертов, не сдержало, а наоборот „развязало руки” экспансионистской политике официального Бухареста на территории Молдовы. Как показал опыт, Брюссель оказался фактически несостоятельным противостоять темпам оформление румынского гражданства населению Молдовы и сдерживать громкие заявления президента Румынии Т.Бесеску, в которых содержались откровенные намеки на возможность ухода Приднестровья от РМ.
Украине нужно было 17 лет и проигрыш в Гаагском суде по делу шельфа в Черном море, чтобы осознать, что Бухарест является не «адвокатом Киева в Евросоюзе», а конкурентом в Причерноморье. Причем, наши конкурентные отношения уже давно вышли за пределы товарищестского соревнования. Речь идет о том, что Румыния планомерно вытесняет Киев из транспортных потоков на Дунае, формирует свое гуманитарное пространство на нашей территории. Общее состояние межгосударственных отношений, взаимопроникновение инвестиций и отсутствие весомых объектов, которые находились бы в собственности украинцев в Румынии, а у румын в Украине – все это свидетельствует о низкой заинтересованности сторон в региональном сотрудничестве. 
Не наилучшим образом выглядят и наши отношения с Молдовой. Кишинев на протяжении последнего времени старается втянуть Украину в качестве стороны конфликта. Нашими руками (через введение ограничительных мер по экспортно-импортным операциям приднестровских экономических агентов) принудить Приднестровье к уступчивости в процессе реинтеграции Молдовы. 
Администрация Воронина (как и официальный Бухарест) не рассматривают Украину как самостоятельного игрока, субъекта региональной политики. Кишинев старается находить рычаги влияния на поведение Киева за пределами Украины, в частности в Брюсселе.
Болевыми точками украинско-молдавских отношений являются территориальные вопросы (решения проблемы земель вокруг с. Паланка, землеотводы для Днестровской ГАЭС, демаркация украино-молдавской границы и т.п.), сохранение ограничений и изъятий в торговле, саботирование проектов региональной интеграции с участием Украины и др. 
Но вопреки этому, Киеву необходимо выступать со-спонсором молдавской независимости и молдавской идентичности. Речь идет о независимой, внеблоковой Молдове, которая избрала для себя ориентиром членство в ЕС (без посреднических услуг Румынии).
Это не означает, что Киев может стать спонсором и реинтеграции Молдовы. Это дело самых Кишинева и Тирасполя, который должны сначала наладить климаты доверия, ввести гарантийные механизмы выполнения достигнутых договоренностей. 
На сегодня Приднестровское урегулирование поставлено на паузу. Именно действия международных актеров могут предоставить решающий толчок для „размораживания” приднестровского конфликта. Итак, основные возможные сценарии развития событий вокруг приднестровской проблемы в значительной мере будут обусловлены внешним влиянием на регион.
После фактической пробуксовки в продвижении украинских инициатив из приднестровского урегулирования, ни один из наиболее вероятных на данном этапе вариантов решения указанной проблемы не обеспечивает в полной мере стратегические интересы Украины в регионе. 
При таких условиях, перспективы урегулирования приднестровской проблемы остаются неопределенными, а поэтому сохраняются риски и угрозы для нашего государства в связи с нерешенностью этой проблемы, прежде всего в политической, экономической и гуманитарной сферах. Это связанно также с активизацией попыток России устранить наше государство от участия в переговорном процессе (создания Москвой т.н. формата „2+1”, периодические «сепаратные» контакты Молдовы как с ЕС, так и с Россией и т.п.). 
Единственным выходом является перезагрузка формата 5+2. Для этого нужно выработать общую платформу интересов ЕС, Украины и России. И эта платформа может основываться на положениях «плана Ющенко», как демократизация обеих берегов Днестра. 
Европейская финансовая и техническая помощь Приднестровью, а также международные инвестиции могли бы оказывать содействие самовозрождению региона и уменьшению его изоляции от Европы. Постепенное объединение страны через экономическую сферу оказывало бы содействие снятию напряжение вокруг переговоров относительно политического статуса Приднестровья (за счет отложения его решения на длинную перспективу), создало бы необходимый климат доверия и безопасности. 
Но, руководство Молдовы пока что демонстрирует достаточно слабые успехи на пути к евроинтеграции, имея серьезные проблемы в сфере борьбы с коррупцией, свободы слова, независимого судопроизводства, прозрачности бизнеса-среды и т.п.. Итак, Кишинев все еще остается достаточно непривлекательным партнером для Приднестровья. 
В свою очередь миссия ЕК по вопросам помощи на границе Украине и Молдове, как один из основных инструментов влияния ЕС на ситуацию в регионе, пока что не в полной мере справляется с возложенными на нее функциями, в частности относительно устранения экономических предпосылок, которые создают почву для существования приднестровского конфликта. 
В частности, после 3 лет работы Миссии ЕС не создана даже концепция осуществления контроля за перемещением товаров на административной границе между Молдовой и Приднестровьем; общие операции контролирующих органов Украины и РМ под эгидой Миссии ЕС являются достаточно неэффективными; сомнительными являются результаты участия Миссии в борьбе с нелегальной миграцией и трафиком краденных автомобилей через украино-молдавскую границу и т.п..
В этой ситуации Киев может возвратить себе политическую субъектность лишь в случае изменения политического режима в Украине и консолидации собственного политического класса. Но это другая история, и начнется она уже после президентских выборов в Украине.




Комментирование закрыто.