Бисмарк, кайзер и Китай

Джеймс Холмс

Ранее в 2011 году я написал статью в «Дипломат», в которой спрашивал, не применяет ли Китай паттерны дипломатии Отто фон Бисмарка, германского «Железного Канцлера». Ответом в той статье было «нет». Бисмарк был хладнокровным человеком, посвятившим себя исключительно сохранению и развитию германской имперской силы. Но он понимал дипломатическую силу самоограничения. Располагаясь среди других великих стран, вновь объединенная Германия должна была убедить возможных врагов, что у неё нет претензий на их территории, иначе они могли объединиться и превзойти Рейх. Канцлер также всячески способствовал усилению конкуренции среди соперников Германии. В результате была реализована система «лучи и звёзды», в которой Берлин был в лучших отношениях с любым потенциальным конкурентом, чем они были между собой.

Бисмарк был законченным разбивателем альянсов, или, более точно, «предотвратителем альянсов». Сегодняшнаяя китайская дипломатия вряд ли может быть менее бисмарковской. После многолетнего впечатляющего наступления своим очарованием, после преследования мягкой дипломатии, которой Железный Канцлер мог бы гордиться, Пекин бессмысленно растратил резервы доброй воли, накопленные в азиатских странах.

Если вам ещё нужны дополнительные доказательства этого, китайское Министерство Обороны любезно предоставило таковое в конце предыдущей недели, когда представитель Йанг Йуджун подтвердил, что корабли ВМС НОАК осуществляют патрулирование в районе спорных островов Сенкаку/Даойю. Относительно спорных территорий Йанг изверг из себя нечто шаблонное типа «были неотделимой частью китайской территории с древних времён». Поэтому корабли ВМС и правоохранительных служб обладают неоспоримым правом плавать вокруг архипелага, управляемого японцами. Тени «неоспоримого суверенитета» над Южно-китайским морем – другая нерушимая позиция, которую сформировал для себя Пекин за последние годы, тем самым устраняя возможность компромисса.

Далеко не обнадёживая дружественные азиатские страны или не раздувая противоречий между ними, Пекин дал им повод объединиться в общем деле – и между собой, и с их балансиром первой инстанции, США. Но отнюдь не тень Бисмарка, а совсем другого немецкого правителя накрывает такую неустойчивую и неосторожную китайскую дипломатию. Его звали кайзер Вильгельм Второй. Он перепугал соседей Германии, изолировал свой народ и создал враждебный альянс против себя. Он также маршировал по Европе перед пропастью в 1914 году. Именно это мы называем самопоражающее поведение.

Автор надеется, что кайзер всё же не является новым лицом китайской внешней политики.

Источник: The Diplomat

Перевод Александра Роджерса, «Хвиля»

 

 




Комментирование закрыто.